Spartako (spartako) wrote,
Spartako
spartako

Categories:

Кто о чем, а вшивый о бане



И вновь поднимая тему столь интересного мне явления, как исторически существовавшие и функционировавшие опыты анархономики т.е. экономики анархической модели (кому интересно можно глянуть некоторые мои размышления тут) я хотел бы поделиться некоторой интересной заметкой, на которую наткнулся в этих ваших интернетах. Заметкой именно на тему самой стабильной, самой длительной и самой интересной анархономики, да и вообще одном из самых интересных опытах социализма - о Югославии.

Если кто еще помнит, то я уже не первый год собираю материалы об СФРЮ (глянуть можно тут) и могу пояснить почему именно СФРЮ, а не, допустим, испанский анархизм, махновский опыт, грузинские меньшевики или нэп/двр (последние модели анархоэкономики и вовсе были временными, смешанными и изначально настроенными на убывание и самопоглощение, потому их стоит выделять отдельно). Нет, махновский и меньшевистский опыты мне так же интересны, я бы даже сказал, что на том же уровне. Но все же помимо длительности, успехов, стабильности и масштабов есть немаловажное отличие СФРЮ от той же Испании - гораздо меньше предвзятости и гораздо больше цифр. Ведь кто пишет об анархистах в основном? Сами анархисты, почитайте Шубина, почитайте того же Оруэлла воспоминания или вообще Дамье - по ним любая анархическая экономика - это рай на небесах, коммунизм без социализма по щелчку пальцев при всеобщей поддержке которому мешают лишь злые коммуняки. И если еще Махно критикуют хоть немножко, то испанских анархистов - никогда. Хотя по логике должно быть наоборот, ведь испанские анархисты были ближе к большевикам гораздо - они проводили централизацию, обобществление и т.д. и т.п., а у Махно это было развито в гораздо меньшей степени и больше присутствовала пресловутая вольница и "самоуправление" экономическое производственных единиц на основе крестьянского мелкобуржуазного сознания. Надо сказать, что и СФРЮ была также ближе к Испании отчасти потому и интересна - ведь политическая воля в той или иной мере, но была за социализм и была едина, что проявлялось в государственных структурах, ихнем нормальном функционировании и т.д.

В общем к чему я это...в той выдержке, на которую я ссылаюсь есть интересная, не замечаемая мною ранее классификация югославской экономики по периодам, а также ссылка на такое явление, как разрыв между доходами населения СФРЮ. Неоднократно в исследованиях и анализе можно заметить отсылки на разницу между состоянием и доходами предприятий, но не на пропасть между именно населением. Также есть занятные данные по росту ВВП, кому интересно, можете перейти по ссылке и глянуть, таблицу сюда вставить не получается.

Выдержку из этой статьи именно об СФРЮ (там множество опытов "самоуправления" рассматривается) привожу ниже:

[Тыкать нужно сюда]"4.1. Опыт коллективного самоуправления в Югославии


Единственным длительным и массовым опытом коллективного самоуправления в зарубежных странах социалистической ориентации является опыт Югославии. Он продолжался около 40 лет c момента принятия первых законов о трудовом самоуправлении в 1950 г. до ликвидации Югославии как единого государства в 1990 г. и последующего отказа ее странами-наследниками от этой формы собственности.

Югославский опыт первоначально был восторженно принят социалистически настроенными сторонниками коллективного самоуправления как альтернатива бюрократическому и авторитарному социализму. Хозяйственные успехи Югославии в 1950 – 1960-е гг., казалось, подтверждали эти надежды. Замедление экономического развития в 1970-х гг., огромные экономические неудачи в 1980-е гг. и политический крах Югославии в 1990 г. вызвали разочарование в этом опыте. Помимо экономических неудач, разочаровывала неспособность самоуправляемых предприятий стать политической опорой социализма: он пал (кроме Сербии и Черногории) также же быстро и почти без сопротивления, как и в странах государственного социализма. Не совсем удачный югославский опыт посеял и большие сомнения в самой идее коллективного самоуправления и коллективной собственности.


черт, и почему у наших касок не было таких крутых красных звезд?

Между тем пришло время оценить его более объективно, тем более, что к настоящему времени появилась уже значительная научная литература по этому вопросу [14]. Более объективному изучению югославского опыта мешает непонимание отличия между его этапами: ведь результаты реформ, достигнутые на этих этапах, также различались. И вряд ли обоснованно делать выводы о результатах всей системы по средним данным. Вместе с тем на эти результаты заметно влияли структура югославской экономики, макроэкономическая политика государства и общее состояние мировой экономики, в которую Югославия активно интегрировалась с начала 1950-х гг. после разрыва с СССР.

Видный специалист по истории югославской экономики Л. Эстрин выделяет четыре этапа развития системы самоуправления: 1)1952 – 1965; 2) 1966 – 1973; 3) 1973 – 1987; 4) 1988 – 1990 [15. P. 187 – 194]. На первом произошел переход от жестко плановой к регулируемой рыночной экономике и от единоличного управления предприятиями к системе рабочих советов. Тогда государство регулировало макроэкономические процессы благодаря высокому налогообложению чистого дохода (более 60%) и контролю над частью цен. В результате доля инвестиций составляла34 % ВВП – на уровне стран с плановой экономикой в период ускоренной индустриализации. Понятно, что при таком глубоком вмешательстве государства возможности самоуправления были ограничены. Хотя на югославских предприятиях права самоуправления были намного выше, чем в странах государственного социализма, они ограничивались вопросами занятости и оплаты труда; остальные вопросы решались професcиональными управленцами, а выбор директоров предприятия рабочими советами осуществлялся из предложенного им списка. Коллектив предприятия мог распоряжаться (после выплаты налогов) распределением доходов, но не активами предприятия, то есть не был реальным собственником последнего [15. P. 188 – 189].

На втором этапе с целью повышения эффективности экономики и роли самоуправления произошли о усиление либерализация экономики и расширение прав предприятий. Новации Оно выразились в уменьшении доли налогов в чистом доходе предприятий с 60 % до 40%, либерализации ценообразования и внешней торговли, значительном уменьшении доли государства в инвестициях. Важнейшими инвесторами, наряду с предприятиями, стали коммерческие банки, образованные предприятиями и местными органами власти, их доля в инвестициях выросла с 3% в начале 1960-х гг. годов до более 50% в 1970 г году. Доля государства в инвестициях снизилась с 60% в начале 1960-х годов гг. до 16% в 1970 году. Процентные ставки регулировались были установлены государством и были установлены на очень низком уровне [15. P. 189].

В 1974 г. под влиянием обострившихся в результате энергетического кризиса экономических проблем и образовавшихся диспропорций в экономике, а также опасений руководства Союза Коммунистов Югославии, провозгласившего в начале 1950-х гг. уход от непосредственного вмешательства в государственные дела, потери контроля над экономическим и общественным развитием, произошла рецентрализация экономики. Реформа 1974 г. имела две объявленные цели: обеспечить политическое руководство общественным развитием (то есть контроль со стороны Союза Коммунистов Югославии) и усиление роли самоуправления, подменяемого раннее управляющими. Для обеспечения второй цели предприятия были расщеплены на производственные единицы, названные «основные организации ассоциированного труда» на уровне цеха или аналогичных мелких единиц, которые затем на договорных началах с участием власти объединялись во все более крупные объединения. Эта идея преследовала скорее политические цели: ослабить экономически (а тем самым, и политически) коллективное самоуправление при формальном сохранении и даже расширении масштабов.



Как отмечает Л. Эстрин, эта реформа «представляла собой расчетливое отступление от распределения ресурсов с помощью рынка. В новых условиях сделки между менеджментом предприятий, чиновниками местных органов власти, банкирами, часто через аппарат Cоюза Коммунистов, стали центром решений о размещении ресурсов: политическое или бюрократическое вмешательство в повседневные экономические решения стали широко распространенными» [15. P. 189].Экономическая система превратилась в систему политических сделок. От двух объявленных ценностей осталась одна: контроль над экономикой формально самоуправляемого сектора (был еще растущий частный сектор) аппаратом Союза Коммунистов и государственной бюрократии. В этой системе мало что оставалось и от рынка, и от самоуправления. Скорее всего, имея в виду и экономическую систему этого периода, один из отцов югославского социализма и системы самоуправления Эдвард Кардель незадолго до смерти в 1979 г. говорил, что «наша система страшна и ошибочна» [5. С. 422]. Одновременно происходило расширение прав республик в экономической области за счет прав центра, которое усилилось после смерти Тито в 1980 г., что резко ослабило возможности единой государственной политики.

На четвертом этапе – между 1988 и 1991 гг., – фактически происходили восстановление и модернизация прежней системы самоуправления и расширение рыночных отношений за счет введения рынка капитала и труда. Закон о предприятиях, принятый в 1988 г., допускал альтернативы общественной собственности и ликвидировал систему базовых общественных единиц. Вместе с тем расширялись возможности образования частных предприятий.
Поскольку Югославия уже в начале 1950-х гг. перешла на международные стандарты макроэкономической статистики, есть возможность сравнить ее макроэкономические результаты с 1961 года с альтернативными макроэкономическими оценками их динамики в других социалистических странах с преимущественно командной экономикой, а также c показателями некоторых европейских капиталистических стран.

За весь рассматриваемый период среднегодовые темпы ВВП в Югославии были самыми высокими по сравнению с остальными семью европейскими странами с командной экономикой (кроме Албании) и тремя странами с рыночной экономикой. Ее преимущество усиливается м, что ее экономический рост, в отличие от других европейских социалистических стран, носил в этот период преимущественно интенсивный характер. Так, доля факторной производительности в росте ВВП в этот период в Югославии составил 55.5% [11. С. 147], в то время как в остальных европейских социалистических странах была примерно в два раза меньше [17. P. 187].

Можно допустить, что альтернативные оценки динамики основных фондов в европейских социалистических странах с преимущественно командной экономикой несколько преуменьшают роль факторной производительности из-за преувеличения (как по моим расчетам было в СССР) роста основным фондов, но и при этом огромная разница в пользу Югославии остается. В 1950 – первой половине 1970-х гг. доля факторной производительности в росте ВВП в Югославии была сравнима с этим показателем в развитых капиталистических странах [11. С. 152; 17. P. 187]. Очень высоким был и рост личных доходов населения. Так, личные доходы на одного занятого в общественном секторе за 1951 – 1990 гг. росли ежегодно на 4,5% [11. C. 79]. Даже в самом тяжелом 1990 г. потребление наиболее дорогостоящих продовольственных товаров и строительство квартир в Югославии на 1000 человек было больше, чем в сравнимых по уровню довоенного развития странах Восточной Европы [6. C. 670 – 671, 673]. Таким образом, Югославия, особенно в периоды существования подлинного самоуправления, по макроэкономическим показателям демонстрировала очевидные преимущества перед странами с командной экономикой. Тем более они были очевидны в отношении удовлетворенности потребительского спроса и качества продукции (о последнем говорит огромный спрос на югославские потребительские товары в СССР).


впечатляющая футуристическая хрень, правда?

Эти успехи Югославии особенно впечатляют, учитывая огромные потери в физическом и человеческом капитале, понесенные ею в период Второй мировой войны и из-за огромных военных расходов. Правда, у Югославии, в отличие от стран с командной экономикой, были (особенно с 1975 г.) и свои проблемы: высокий уровень инфляции, безработицы и внешнего долга, - однако они едва ли могут перечеркнуть успехи в темпах экономического роста и достигнутом уровне жизни занятого населения (безработица даже на пике не превышала 7,6%).

Эти успехи могут быть отнесены не к самоуправлению, а к достоинствам рыночной экономики. Некоторые экономисты склонны полагать, что даже в 1960 – первой половине 1970-х гг. самоуправление было лишь красивым фасадом. Однако перечисленные Яношом Корнаи слабости системы самоуправления (безработица и инфляция) [17. P. 468 – 469], как и анализ многих специалистов, подтверждают, что при всех ограничениях система самоуправления в этот период функционировала реально.

Более серьезным выглядит упрек в чрезмерной дифференциации доходов. Хотя официальные данные об этом показателе, видимо, не случайно не публиковались, есть свидетельства (которые нуждаются в проверке), что разница в доходах была огромной [16]. Если они правдивы, то роняют тень на югославскую модель самоуправления.

C другой стороны, в Югославии были широко распространены инфляция, безработица, трудовая эмиграция, значительная внешняя задолженность, чего не было (или что отмечалось в меньших размерах) в других социалистических странах. Эти проблемы были вызваны больше всего ошибками в макроэкономической и структурной политике. Вывод о полном провале югославской системы строился на результатах 1980-х гг., когда для устранения огромной инфляции и внешнего долга пришлось принимать очень жесткие меры экономии, которые в 1990 году привели к стабилизации макроэкономического равновесия и созданию условий для возобновления умеренного экономического роста. Гибель Югославской Федерации была связана не столько с экономическими результатами функционирования системы самоуправления, сколько с противоречиями между республиками СФРЮ, в том числе и экономическими."




P.S. Выношу из комментов под этим постом некоторые свои мысли о причинах успеха СФРЮ, они уместнее смотрелись бы тут:

Я могу лишь сказать банальное: помимо факторов, свойственных прочим социалистическим экономикам от энтузиазма трудящихся до гос. планирования тут еще немалую роль сыграло лавирование между странами СЭВ и капиталистическими экономиками, что позволяло и экспортировать всем, и закупать у всех, и брать кредиты, и пользоваться льготами политическими, а в следствие экономическими у стран сэв, как у соцстраны.
Какую-то определенную пользу в плане энтузиазма давал и меньший контроль политический за населением, как следствие этой самой анархической экономики.
Опять же, есть еще такой момент, что в отличии от стран СЭВ и Китая Югославия не ввязывалась в мировую политику, откровенно и массово никого не поддерживала товарами, кредитами и прочим.
Да и ВВП все же показатель больше буржуазный, в СФРЮ было откровенно меньше проектов, обреченных на убыточность, но необходимых для социальных или научных целей.
Плюс плюшки классического нэпа в виде прямых инвестиций и т.п.

Насколько большую роль во всем этом, кроме политических свобод сыграла специфичность и анархичность экономики - сложно сказать.
Ее плюсы несомненны во внутренней организации, то бишь плюсы рабочего контроля - это инициативы, распределение смен, премий всяких и т.п., а именно рыночные аспекты самоуправления т.е. свободный обмен пресловутый, ну, полусвободный с учетом определенной централизации и плана - когда как. Как и в классическом рынке, который то поднимается на волне успеха, то тонет в собственном говне, что в итоге и произошло в СФРЮ. Разница лишь в том, что государственная роль, особенно в этапы усиленного гос. регулирования (см. статью приведенную) помогало поймать эту волну и максимально выжимать из нее все соки, фиксировать. Это во-многом тоже аспект ручного управления. Но как следствие этого рыночка между субъектами, как следствие действия закона стоимости в полной мере, просто вытеснения его в рамки только между субъектами, но не внутри - инфляция та же, ценообразование, безработица, расслоение и между предприятиями, и между населением, которое даже государство полностью сгладить не могло, раз уж даже буржуйские экономисты в статье возмущаются. И за счет них тоже ж создается ВВП. Кроме того, не знаю насколько достоверно, но многие пишут, что и внутри предприятий было не все гладко и за счет доступа директоров избранных и всяких комитетов из советов самуправления к ресурсам и к связям с государством - они выбивались так или иначе из совета предприятия и были не смещаемы, по-сути становились назначенцами и набитыми карманами.

Какую-то роль в ВВП сыграл и географический фактор, кстати. Как в плане ресурсов, выхода к морю и климата, так и в плане нахождения посреди Европы между торговыми путями.
Однако не стоит забывать, что СФРЮ - одна из немногих держав, кроме какой-нибудь Албании, что помимо СССР была практически целиком разрушена в хоте Второй Мировой, да и до нее не шибко-то и развита была. Но восстанавливали Югославию в первые шесть лет как раз сталинскими экономическими методами - форсированно.



Tags: анархисты, левые, несвоевременные думы, революция, руководство к действию, социалисты, теоретическое, я познаю мир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments